Друг из детского дома. Каково это быть «наставником»? История первая.

Опубликовано: 30 Марта. 16:01

С героинями этой истории мы познакомились в довольно ненастный весенний день, однако во время нашей беседы мы быстро забыли об этом. За столиком кофейни меня ждали две девушки: одна взрослая, другая совсем юная. Человек со стороны может подумать «кем же они приходятся друг другу?», эта улыбчивая девушка восточной внешности лет чуть за тридцать и застенчивая рыжеволосая девочка-подросток с зелеными глазами? Ответ не так очевиден.

Алтынай и Маша—участницы проекта «Наставничество», благодаря которому дети из детского дома и неравнодушные взрослые могут стать друзьями. В интервью для astanagid.kz они рассказали об истории их знакомства, стереотипах о детском доме, и о том, как проект стал частью их жизни.

О решении принять участие

Алтынай: У меня давно появилась мысль поработать с детьми из детского дома, еще со школы, наверное, и я думала, возможно, в будущем усыновить ребенка. Не могу сказать точно почему были такие мысли. А потом, много времени спустя, уже в прошлом году у меня был отпуск. Тогда я осталась дома, отдыхала, и, просматривая социальные сети, увидела информацию о проекте «Наставничество», что он уже есть в Алматы и открывается у нас. Сразу же позвонила по контактному телефону и буквально через неделю была информационная встреча. Она состоялась в марте. С детьми мы начали работать с мая.

О знакомстве

Маша: Нас собрали в актовом зале, нам сказали общаться с каждым взрослым по отдельности. Первая, к кому я подсела, была Алтынай. Потом нужно было написать имена трех людей, которые понравились. В их числе была и она.

Алтынай: Первая наша встреча с детьми проходила в формате спид-дэйтинга. Взрослые оставались на местах, а дети по очереди продвигались и знакомились с нами. Так получилось, что первый ребенок, который ко мне подошел, была Маша. Это была как любовь с первого взгляда (улыбается). Потом были еще две встречи, и по итогам всех трех, у нас должно было быть три совпадения и мы с Машей каждый раз выбирали друг друга. Последняя ознакомительная встреча у нас прошла летом, когда дети поехали в летний лагерь. На каникулах они были там, потом я была в отпуске, позже Маша заболела, и встречаться мы начали в конце августа.

Сначала мы общались в группах по 5−6 пар. Нас всех вместе отправляли на мастер-классы, экскурсии. Например, в Назарбаев университете студенты рассказывали, как у них проходит учеба в этом вузе. Затем был мастер-класс в пиццерии, ребята там готовили, и таких игровых встреч было несколько. Потом у пар спрашивали, согласны ли они продолжать общение, и те, кто были готовы, продолжали.

О наставниках:

Алтынай: Мы с наставниками общаемся и вне проекта, делимся опытом. Все знаем друг друга по именам, общаемся все вместе, у нас нет групп по интересам. Есть свой клуб наставников, и мы обязательно раз в месяц встречаемся с психологами и коучами, где можем задать волнующие нас вопросы. Скоро, впервые с момента появления проекта в Астане, а это уже почти год, мы познакомимся с наставниками других городов. У нас состоится скайп- конференция, где мы все сможем обменяться знаниями, поговорить. На данный момент проект «Наставничество» действует в трех городах: сначала он появился в Алматы, потом в Астане, и еще чуть позднее в Караганде.

Маша: все наставники добрые, общительные. Они больше понимают людей. Можно сказать, что они думают как я.

О детях и детском доме

Алтынай: Своих детей у меня пока нет, и когда прихожу в детский дом, все дети меня уже знают, все подбегают, обнимаются. И воспитатели тоже, мы даже переписываемся. Общаемся насчет мероприятий на выходных. Например, если они едут куда-то на экскурсию, мы предоставляем ребенку выбор: либо сходить туда, либо провести время с наставником как обычно. Внутри детского дома у меня конфликтов никогда не возникало. Может быть, я не знаю детей младше или старше, но в нашей возрастной группе, 13−14 лет, мы все общаемся, нет никакой закрытости. На праздники мы ходим регулярно, я ни одного не пропускаю. Концерты как в детском доме, так и вне его. Если Маша меня приглашает, значит для нее это важно. И мне самой это нравится. Я сама из многодетной семьи, у меня много племянников, вожусь с ними. Мой племянник с Машей в одной школе учится, он с ней в детский дом приходит, даже планировал уйти туда жить. (улыбается). Есть стереотип о том, что дети там обделены, напротив, у них все есть, они всесторонне развиваются: плавание, танцы, вокал, джиу-джитсу. Зимой хоккей, летом футбол. Они много где бывают. Что не предложи Маше посетить, она почти везде побывала. Еще детский дом «открыт», можно прийти в любое время и пообщаться, это не проблема.

О взаимопонимании

Алтынай: В Маше я увидела такой же темперамент, какой в детстве был у меня. Я тоже была такой осмотрительной, прежде чем довериться человеку, считаю, что нужно его узнать от и до. Процесс доверия очень долгий, даже у взрослых. А для детей, мне кажется, это еще дольше. Пока рано говорить о сильном доверии, прошло только полгода, но мы к этому идем. Приятно, что мы уже какие-то вещи обсуждаем.

Об увлечениях

Маша: Люблю русский язык, литературу и историю. Еще книги читать. Пока не определилась, кем буду в будущем, каждый год меняю свое мнение. Раньше хотела стать стюардессой и учителем начальных классов. Занимаюсь танцами с первого класса и выступаю вместе с ансамблем на конкурсах. Недавно на «Шаттық» заняли второе место. Мы там танцевали казахский и турецкий танец.

Алтынай: Это конкурс детского творчества по всем направлениям. Он существует уже 10 лет, и в этом году был юбилейный концерт. Маша и в детском доме постоянно выступает, она—ведущий танцор, есть сольные партии.

О совместном досуге

Алтынай: По договору наставничества мы можем проводить с детьми час в будний день, с 8 до 9, но в основном многие из-за работы не успевают. Но воскресенье мы всегда проводим вместе. Сейчас у нас стадия оформления гостевой, на основании этого договора, я могу брать Машу и ее сестренку Соню, которой 11 лет на более длительное время. Мы должны были уже в эти выходные детей забрать, но единственная сложность в системе документов. Например, в договоре о «наставничестве», то там заключение между наставником и детским домом. Когда оформляешь «гостевой договор», то он проходит через Отдел опеки в Управлении Образования Астаны, для этого нужно, чтобы сам наставник этим занимался. Нужно туда шесть раз из детского дома съездить. У нас в договоре допустили ошибку, и получилось, что нужно еще дополнительное время. Его сделаем, можно забирать детей на выходные, праздники и школьные каникулы.

Для меня в приоритете, чтобы ребенок увидел дом, нормальную семью. Поэтому мы основное время проводим дома.

О реакции окружающих

Алтынай: Некоторые наставники встречают недопонимание. У меня такого, слава Богу, нет. Все в основном восхищаются, хвалят. Но говорят, что сами пока не готовы к этому.

О мужчинах-наставниках

Алтынай: У нас среди наставников есть мужчины, но их мало. Конечно, все больше замечаю, что мальчикам нужно мужское воспитание. Например, у нас есть семейная паражена взяла девочку, а муж мальчика и они вчетвером хорошо проводят время вместе. Участницы проекта уже вносят в свой вклад в то, чтобы в проекте было больше мужчин, делясь информацией о нем, рассказывая о его деятельности. Если благодаря нашей статье, мы привлечем к этому большее внимание, то это будет замечательно.

О проекте

Алтынай: Проект для меня часть жизни, это стало нормой. Точно так же как я навещаю маму. В субботу еду к ней, а в воскресенье к Маше. Единственный мой страх, который был перед началом проекта: не найти контакта с ребенком. Вдруг у нас не сложится пара, дети меня не выберут. Но эти страхи быстро улетучились. Мы прошли школу наставничества, это 4 дня полноценного обучения и работы с психологом. Только после ее окончания можно получить сертификат и начать работать с детьми. И в самом начале, естественно, заполняли информационные анкеты, проходили тестирование и собеседование.

Этот проект направлен не на усыновление, а нахождение друга, старшего товарища. В нем участвуют взрослые старше 25-ти лет и дети в возрасте только 12−14 лет. Потому что когда ребенок маленький, то он в первую очередь думает об усыновлении. А старшие дети понимают, с ними работают профессиональные коучи, психологи. У нас с наставниками есть общий чат. Это сейчас не то что модно, а необходимо. В воскресенье он особенно активен, потому что все наставники с детьми, делятся своими эмоциями. Кураторы, Мадина и Айнура тоже всегда с нами на связи. Я с удовольствием помогаю проекту и фонду «Дара» в каких-то организационных вопросах, допустим на новый год, мы провели Елку желаний. Мне всегда приятно пообщаться как с другими наставниками, так и с сотрудниками детского дома и фонда, и, конечно, с детьми.

Маша: Мы все почти сразу согласились участвовать в нем. Только одна моя подруга, с которой мы дружим со школы, отказывалась в начале, но я ее уговорила. Сейчас у нее тоже есть наставник.

Алтынай: Этот процесс сближения естественен, все как в обычной жизни. Точно так же как мы сближаемся с коллективом, ездим на отдых и общаемся с соседями по поезду или самолету. Я думаю проект пошел на пользу нам всем, и взрослым, и детям. Дети начинают брать пример с наставников и получают много хорошего и полезного. Например, девочка в супружеской паре наставников говорит, что когда она вырастет, хочет, чтобы у нее в будущей семье было так же.

Автор: Зарина Беремкул

40 комментариев к Друг из детского дома. Каково это быть «наставником»? История первая.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированые пользователи

Войти через:
Instagram astanagid.kz
Twitter astanagid.kz
Вход в личный кабинет
Запомнить меня на этом компьютере
Забыли пароль?

Вы можете легко и быстро авторизовываться на
сайте при помощи популярных социальных сетей:

Зарегистрироваться на сайте Астана гид

Присылайте мне анонсы мероприятий 1 раз в неделю!

Вы можете легко и быстро авторизовываться на
сайте при помощи популярных социальных сетей: